Все новости
Общество
15 Января 2019, 11:12

Куклы имеют характер

Елена Усенко работает на метеостанции, до этого более двадцати лет проработала библиотекарем в Центральной районной библиотеке села Акъяр

Елена Усенко работает на метеостанции, до этого более двадцати лет проработала библиотекарем в Центральной районной библиотеке села Акъяр

Параллельно увлеклась изготовлением кукол: сначала шила по чужим выкройкам, затем по своим, пробовала валять, лепить. В МПК «Нур» вела кружок «Мягкие игрушки».

– Елена Евгеньевна, с чего начиналось ваше увлечение?
– Первую игрушку я сшила в школе. Моя мама была учителем труда и вела кружок «Умелые руки», учила девочек вышивать, шить, вязать. А мне почему-то понравилось шить игрушки. Я шила игрушки все детство, потом был большой перерыв, пока отучилась, пока дети родились. Затем настали трудные времена: в магазинах ничего не было, игрушек тоже было не достать. Пришлось шить своим детям все: игрушки, платьишки, шортики, вплоть до курток и зимнего пальто.
Года четыре назад началось более серьезное увлечение куклами: перешла от примитивных игрушек к более сложным. Нашла в интернете единомышленников, общаемся, делимся друг с другом секретами, например, как вывернуть сшитые из ткани маленькие пальчики. Неподготовленный человек, который не знает некоторых кукольных секретов, никогда этого не сделает. Сколько этих пальчиков было порвано, прежде чем я научилась!
Сначала я шила кукол в технике скульптурного текстиля или, проще говоря, в чулочной технике из синтепона и капрона методом утяжек. Позже освоила валяние, которое позволяет сделать куклам более реалистичные лица. Но все же валяние для меня – это вспомогательная техника. Капроновые куколки расходились хорошо, кстати говоря. Эти пухленькие, жизнерадостные, несущие позитив куклы, вызывают улыбку с первого взгляда. Был у меня и «фетровый» период.
Сейчас я обратилась, в основном, к лепке и шитью. Очень трудно найти качественные ткани, материалы для изготовления кукол, у нас, в Акъяре, их практически нет, привожу из Орска, из Санкт-Петербурга, когда попадаю.
Часто приходится фантазировать и использовать подручные материалы, например, глазки можно сделать из полимерной глины. Глаза некоторых крупных кукол, хотите верьте, хотите нет, сделаны из расписанных одноразовых ложек. Есть глазки покупные, есть глазки из бусинок. Реснички тоже покупаю специальные для игрушек, иногда использую накладные ресницы, которыми пользуются девушки, но их надо стричь и достаточно радикально, потому что глазки у кукол, хоть они и должны быть более выразительные, более крупные, чем у человека, чтобы привлекать к себе внимание, но тем не менее не настолько большие, как у настоящих людей...
Хотя не принято задавать вопросы о возрасте, посчитав в уме стаж работы, я не сдержалась и спросила. Услышав ответ, я еще раз залюбовалась ею. Моя героиня – мать четверых детей и еще дважды бабушка, но детская влюбленность в куклы, природная мягкость, интеллигентность сохраняют ее и не дают стареть.
– Старшая дочь Татьяна замужем, у нее двое детей, живет в Орске, сын – в Акъяре, работает на солнечной электростанции, средняя дочь Мария учится в Санкт-Петербурге. Она тоже пошла по творческому пути: окончила наш АГК по специальности декоративно-прикладное искусство, поступила в вуз в Санкт-Петербурге, обучается художественным промыслам, народной росписи. Младшенькая Лизонька у нас в пятом классе. Увлекается игрой на гитаре, немного вышивает, немного шьет.
– Как муж относится к вашему увлечению?
– С пониманием. Куклы требуют затрат и времени, и материалов. Он меня спонсирует, поддерживает, терпеливый он у меня.
– Значит, у него тоже творческий дух?
– Да, муж тоже увлеченный человек, когда было время, пилил вручную маленькие каменные фигурки – сувениры животных.
– Расскажите что-нибудь интересное про куклы.
– Каждая кукла имеет характер, причем она имеет характер до того, как ее сшили: начинаешь ее шить, задумав какой-то образ, а она говорит: «Нет, не хочу». И образ полностью меняется. Часто кукла «капризничает» в момент одевания.
– Как это выражается?
– Что бы ни пробовала, оно не подходит, образ не складывается, кукла смотрится незаконченной или негармоничной, она недовольная до тех пор, пока не найдешь то, что ей подойдет. Главное – понять, что ей нужно, чего она хочет. Вот эта девочка так долго мучила меня с юбкой. Казалось бы, ну что в этой юбке!? Оказалось, она хотела красный вуалевый подъюбник – пачку. Хоть плачьте! И пока не сшила, не могла никому ее показать, потому что не закончена и все. Как будто чего-то не хватает.
– Вы в конкурсах участвовали?
– Да, в онлайн-конкурсах участвовала неоднократно, занимала призовые места, а с водяным стала победителем конкурса. Отправила фотографию, и по голосованию мы стали победителями в интернет-сообществе.
– А по просьбе детей делали игрушки?
– Конечно, однажды Маша увидела в интернете Дракулу на «Ярмарке мастеров» и сказала: «Мама, я его хочу!». Купить было дорого. Я списалась с автором и попросила разрешения воспользоваться ее идеей. Она разрешила с условием, что не для продажи: «Вы мне только потом покажите». Я заверила, что сошью одну-единственную куклу для моей дочери на день рождения. Выкройку, естественно, мне никто не давал. После долгого рассматривания фото из интернета нарисовала выкройку. Потом сшила. Мой Дракула получился немного другой, но очень обаятельный и совсем не страшный. Сделала коробку подарочную с задним фоном в виде замка с летучими мышами, закрывающуюся на ключик. Сказать, что дочь была счастлива, это ничего не сказать! Фото Дракулы выслала автору идеи и получила одобрительное письмо: «Все замечательно. У вас хорошо получается. Вам надо шить куклы!» Вот и шью до сих пор.
Позже, опять же по просьбе дочери, был сшит Добби из фильма про Гарри Поттера. Он тоже у нее «живет». Добби частенько «ходил» по выставкам, нравился посетителям, заказывали сшить дубли. Я всегда предупреждаю заказчика, что никогда второй раз точно такая же кукла не получится. Это не фабрика: где-то по-другому смешала краски и получилась другая роспись, где-то по-другому утянула, и получилось иное выражение лица, совершенно другой характер.
Сейчас мне больше нравится заниматься пошивом игровых игрушек для деток, даже для самых маленьких. В городах очень распространены так называемые комфортеры. У такой игрушки шьется объемная мягкая головка и такое, как пеленочка, двустороннее мягкое тельце. И когда мама малыша кормит, игрушку рядышком кладет, чтобы она впитывала запах мамы. Укладывая малыша в кроватку, комфортер оставляют рядом. Малыш чувствует мамин запах, как будто она с ним, и засыпает. Малышу с такой игрушкой комфортно, поэтому и называется она комфортер.
Люблю шить игрушки и для деток постарше. Считаю, что в первую очередь игрушка должна быть безопасной, чтобы ребенок не мог ничего оторвать или отравиться, потому что наши дети – это наше все. Сегодня все магазины заполонили китайские игрушки. Когда подходишь к отделу, извините меня, запах еще с лестницы чувствуешь. А я перед тем, как шить, сначала стираю ткань, потому что на комбинатах ее пропитывают специальным составом, чтобы она имела лоск и жесткость. В процессе стирки эта химия уходит, и игрушка, сшитая из постиранной ткани, становится очень теплой, уютной и, главное, безопасной.
Вообще, маленьким деткам сложные игрушки не нужны. Если игрушка без наворотов, то у ребенка развивается фантазия: он сам придумает, что и как ему надо. Раньше народную игрушку делали без лица: игрушкой мог быть чурбачок, завернутый в тряпицу. Однажды я сделала чисто тряпичную куклу, взяла лоскуток, головку, ручки, ножки завязала, и ребёнок с удовольствием играл, потому что эта куколка дала простор фантазии. Он сам придумал, кто это, и поэтому увлекся надолго. А вот с каким-нибудь навороченным роботом, который ходит или стреляет, или поющей куклой, которые больше ничего не умеют, деткам быстро становится скучно. Я считаю, что детская игрушка должна быть простой, мягкой и теплой, а безопасность даже не обсуждается.
Шью и игрушки-сувениры для взрослых. Очень нравится шить домовых, к Новому году обычно шью символ наступающего года.
Игрушки мои «живут» и за пределами Башкирии: в Санкт-Петербурге, в Москве, в Германию отправилась целая компания.
– В Москве тоже у родственников?
– Нет. К соседям приехали гости, у девочки любимый мишка пропал. Мне скинули фотографию, и, по мере сил, игрушка была воссоздана, увезли мишку в Москву. Потом передали, что ребенок и играет, и спит с ней – из рук не выпускает. Было очень приятно, конечно.

Марзия Давлетбаева.

– Ну что, едем домой? – обратилась мастерица к своей кукольной «команде» в конце нашей беседы. И даже одна эта фраза выдавала в моей собеседнице и ее чувственную натуру, и космическую широту фантазии, и тонкую организацию души. Искренне захотелось пожелать, чтоб у этой мягкой сердцем, теплой душой кукольницы все складывалось удачно, как в игре в пазлы, где еще ни один элемент не потерян. Елена Евгеньевна Усенко живет с открытым сердцем и потому умеет любить даже неживое.